АЛМАТЫ. Как утверждает доктор экономических наук Толеутай Рахимбеков, экономика Казахстана возвращается к кризису 90-х годов, передает корреспондент DailyNews.kz.

 

Что будет с экономикой Казахстана в условиях карантинов и локдаунов, которые, как нам дали понять, в ближайшие год-полтора себя не исчерпают? Следовательно, классическая схема товар-деньги-товар в тех непростых условиях, с которыми столкнулась страна, даст сбой.

Шоковая терапия

- Думаю, экономика Казахстана выдержит все локдауны, связанные с коронавирусом, - считает доктор экономических наук Толеутай Рахимбеков. – Один из выходов - дайте мелким фермерам хотя бы 1% из 350 млрд. тенге госсубсидии для сельского хозяйства - и Казахстан  забудет о таких проблемах, как продовольственная безопасность и безработица.

За тридцать лет Независимости страна переживала самые различные перипетии. На мой взгляд, 90-е годы прошлого века были гораздо сложнее нынешних. Тогда разрыв экономических связей в рамках единого Союза нанёс сокрушительный удар по экономике страны. Предприятия закрывались сотнями, инфляция исчислялась тысячами процентов в год.

Напомню: 15 ноября 1993 года была введена Национальная валюта - тенге. Курс был определён примерно в 4,5 тенге за 1 доллар США. А уже в середине марта 1994 года, то есть через 4 месяца курс достиг 45 тенге за доллар. Иначе говоря - девальвация составила 1000%!

Сотни тысяч людей оказались выброшенными на улицу. Это было нелегкое испытание для наших сограждан. Люди, привыкшие к патернализму Советского Союза, к постоянной опеке государства, остались один на один со своими проблемами. Как и на какие средства жить, прокормить семью? Вот на такие вопросы приходилось искать ответы нашим людям.

Даже в бюджетных организациях заработная плата перечислялась работникам с опозданием на год-полтора. С таким же опозданием выплачивались пенсии.

Областные центры вымерзали в зимнюю стужу без отопления. Постоянные веерные отключения электроэнергии в городах и селах стали устойчивой традицией. Я помню, как в Алматы, проспект Абая в ночное время освещался от лампочек, установленных в коммерческих киосках вдоль проезжей части.

При переходе на рыночную экономику в начале 1992 года правительство Казахстана в отличие от российского решило удержать цены на продукты питания. При этом были отпущены цены на ГСМ, на коммунальные услуги, на продукцию машиностроения, химии и т.д. И это не могло не сказаться на сельском хозяйстве.

Позднее, в 2003 году, я подготовил для руководства Минсельхоза республики подготовил анализ причин резких колебаний цен на сельхозпродукцию, в том числе на овощи и фрукты. Так вот, за 10 лет независимости, с 1992-го по 2002 годы, по данным официальной статистики, средние цены в абсолютных цифрах увеличились в 30 тысяч раз (!). Во столько же раз выросла цена на хлеб, на мясо, молоко вдвое быстрее - в 60 тысяч раз. Меньше всего росли цены на овощи и фрукты - примерно в 4,5 тысяч раз. При этом цены на металлы выросли в 200 тысяч раз, на продукцию машиностроения - в 700 тысяч раз. Но абсолютными рекордсменами были цены на коммунальные услуги, в том числе на электроэнергию. Они выросли в 1,7 млн. раз!

Такой ценовой диспаритет поставил сельское хозяйство на колени. В результате,  посевные площади и поголовье сельхозживотных сократились в 2-5 раз. Соответственно, упали и объемы производства сельхозпродукции.

Несмотря на все это, тогда, в 90-е, село сумело подставить плечо городу. Благодаря жесткому регулированию цен на продовольствие население страны сумело выдержать удары шоковой терапии. И сегодня оно тоже готово и может помочь решить социально-экономические проблемы страны, вызванные коронавирусом. Но для этого они сами нуждаются в пересмотре взглядов на их развитие.

Сегодняшняя ситуация требует совершенно новых подходов к решению проблем.

В выступлении от 29 июня 2020 года на совещании по мерам противодействия распространению коронавирусной инфекции Глава государства Касым-Жомарт Токаев сказал: «Я ранее говорил, что мы, по сути, находимся на войне, где действуют совсем другие правила. Это не фестивали и форумы проводить. Требуется совершенно иной стиль управления, по-настоящему антикризисный». Словом, он дал понять, что чрезвычайная ситуация требует чрезвычайных мер и действий.

Голод отменяется

- Эксперты ожидают пятипроцентную безработицу. Насколько обоснована названная цифра? 

- Покажите мне хоть одного эксперта, даже рядового обывателя, кто вчера верил в этот показатель. Эта цифра отражает долю людей, зарегистрировавшихся в качестве безработного. А как зарегистрироваться - это уже другой разговор.

Я очень часто езжу по сельской глубинке и откровенно вам скажу, что в некоторых сёлах, даже недалеко от столицы, реальная безработица достигает 90%! Допустим, в селе проживают 1 800 человек, половина из них экономически активное, то есть трудоспособное население. Постоянную работу среди них имеют около 90 человек, в том числе в школе - 70 человек, в крестьянских хозяйствах - 10 человек, прочие 10  человек – это аким, участковый, ветврач, работники культуры, аптека, коммерческие киоски и т.п. И все!

Но, по статистике, подавляющее большинство считаются самозанятыми, хотя в самом этом термине,  на мой взгляд, ещё нужно разбираться. Примерно такая же картина, может быть, чуть лучше, в городах.

- Какую роль в занятости играет в этом человеческий фактор? Бытует мнение (по мнению работодателей), что коренное население крайне недисциплинированно (едва заслышав про той, бросает все), не любит тяжелую работу, даже если она высокооплачиваемая. Врачи тоже жалуются, что не соблюдаем самоизоляцию, не носим маски и т.д.

- Повторюсь: вторую волну жесткого карантина мы выдержим. Для этого нужны всего лишь два условия. Во-первых, жесткая самодисциплина и ответственность самих людей, когда речь идет о соблюдений санитарно-гигиенических требований и рекомендаций врачей. Во-вторых, уделение особого внимания малым формам хозяйствования, как основным источникам занятости населения, и, соответственно, его доходов.

Важнейшая составляющая политики государства сегодня - это устойчивое обеспечение населения продовольствием. Кто это может сделать? Личные подсобные (ЛПХ) и малые крестьянские хозяйства, а помочь им в этом должна кооперация. Это создаст сотни тысяч рабочих мест на селе. Даже работающего в своём ЛПХ гражданина, который на основании договора сдаёт произведённую продукцию в свой кооператив, надо из категории «самозанятого» переводить в категорию «продуктивно занятого надомным трудом».

Я уже много раз приводил расчеты, что объединённые в сервисно-сбытовые кооперативы 1,7 млн. ЛПХ могут платить в год налогов на сумму более 200 млрд. тенге. Для сравнения: сегодня все зарегистрированные, действующие в сельском хозяйстве юридические лица и крестьянские хозяйства платят налогов в бюджет в общей сложности около 50 млрд. тенге.

Одно рабочее место, созданное в сельском хозяйстве, может создать до 5-7 рабочих мест в городе - на предприятиях по переработке, транспортировке, реализации сельхозпродукции, а также в компаниях по консалтингу, кредитованию и т.п.

Что касается мнения о том, что наш челвоек крайне недисциплинирован, не любит тяжелую работу, то это мнение, к сожалению, подкреплено фактами. Государство само довело до этого.

За последние несколько лет число получателей социальной помощи выросло в стране в десятки раз! Общее число облагодетельствованных ею приближается к двум млн. человек. Это при населении-то менее 20 млн. человек! Разве это нормально? Нет, конечно!

Из-за механизмов выплаты соцпомощи, точнее, предусмотренных в них условий, в сёлах (!) отказываются в личных подворьях держать скот, возделывать огород. Разве это нормально?

Во-вторых, посмотрите на наше телевидение. Кого оно рекламирует? Тружеников? Да нет же! Любителей легкой жизни.

Нам надо менять идеологию и пересматривать механизмы оказания социальной помощи.

Ее должны получать только те, кто действительно в ней нуждается: инвалиды, многодетные семьи и  дети. Всем остальным должна предоставляться возможность самим зарабатывать. Людям надо давать не рыбу, а удочку.

Что касается возможного голода, как его предрекают некоторые с определеннными корыстными целями, то его не будет. Объемов производства сельхозпродукции в Казахстане достаточно. Нам нужно лишь выстроить  систему продвижения сельхозпродукции, как сказал Президент Токаев,  «от поля до прилавка». Понятно, что пользуясь ситуацией, некоторые эксперты нагнетают ситуацию, пытаясь тем самым оказать давление на государственные органы  с целью получить дополнительные бюджетные средства.

Поделиться
  • gplus
  • pinterest